вторник, 20 августа 2013 г.

Чулки и Булгаков

Снова я в мгушной преисподней. Снова сижу в километровой очереди. И тут лезут в голову воспоминания. Ни разу, ни единого разочка я еще не уходила отсюда без новоиспеченных знакомых. Однажды я пришла сюда в прекрасных черныхх чулках. То была осень. Моя первая осень в Москве. Я, немного потерянная, с Булгаковым в руках, вбежала в кабинет. Взглядом меня проводил молодой человек приятной наружности с добрыми, внимающими глазами. Я улыбнулась и скрылась за дверью кабинета. Мне дали градусник, посадили на кушетку ожиданий. Он вошел следом. Я кашляла не переставая и скрывала стесненные глаза. Он смотрел на меня в упор. Моя амбулатурная карточка лежала на столе врача, прямо перед ним. Я заметила, как его взгляд скользнул по столу. Вскоре он удалился из кабинета. Я, получив больничный, отправилась домой. Всю дорогу в холодном 26 трамвае я была вовлечена в действие, происходившее на улице Бронной. Я была не здесь, а снова в моем излюбленном мире грез, внутри. Вечером в графе "Заявки в друзья" вконтакте я обнаружила этого молодого человека. Сказать, что я была удивлена-не сказать ничего. Оказывается, этот засранец запомнил мое имя и фамилию, написанные на карточке,  не совпадавшие с моим именем вконтакте. Факультет. Как ему это удалось-для меня до сих пор загадка. Но то был весьма впечатляющий поступок. 

-" Но...почему?"
-"Чулки и Булгаков - это было невозможно упустить."

Мы разговорились. Я выяснила, что он с журналистики. Мы беседовали о психологии и книгах, которые читают на жур факе. Он мне рассказывал, как попал в мгу. Я отвечала взаимностью. Говорил, что ему трудно меня понимать. И что ему это нравится. Интересу в нем было-хоть отбавляй. Мне по-душе приходились такие ребята.  В тот вечер меня очень сильно обидел друг. Я, расстроенная и привычно-больная, лежала мертвым грузом в общаге. И ничего не предвещало радости. Разве что, завтрашний зачет. Мы говорим о композициях команды "A day to remember". И тут сообщение: 

- "Хочешь, я сыграю тебе парочку"?
- "Да, я обожаю живую музыку. И захвати с собой терафлю." 

И вот, я, скрипя зубами, укутавшись в плед и взяв кружку с кипятком выхожу на лестницу. Народ, тем временем, докуривает свои ночные сигареты и медленно разбредается по комнатам. Атмосфера в ночной общаге довольно странная. Мы садимся на пол в небольшом "кармане" коридора. По правую и левую руки-комнаты седьмого этажа. Он начинает играть, и я тут же забываю все, что произошло днем. Внимаю его голосу, любимым строчкам, воспроизводимым им. Надо же, какая ирония судьбы. Снова я в общаге, на седьмом этаже, и мне, мне и только мне играет прекрасный гитарист-самоучка. Снова моя улыбка вырывается наружу. Снова я таю от этих переливов струн. Я потягиваю свой "терафлю", сидя на  чехле от гитары, скрестив ноги. У меня температура, а я смеюсь от радости, шепотом подпевая ему. Музыка-одно из величайших изобретений человечества. Мой голос становится все навязчивее. И вот мы уже вдвоем в голос поем слова любимой, со времен первой влюбленности,  песни Плацебо - "Remember me". Я слышу оживление в левом конце коридора. Из-за угла выглядывают три удивленно-восторженных физиономии - мои однокурсницы. Я, не переставая петь, улыбаюсь. Так тепло и уютно. Ночь, общага, терафлю, гитара и столь необычное знакомство. Знаете, иногда мы не верю, что все это происходит со мной. Но имея за плечами такую череду ебанутых историй-просто грех не записать хоть пару-тройку из них. Мы решили сделать перерыв. Я выплеснула на него все накопившиеся за это время эмоции- он был польщен и улыбался. Рассказал, что, во время сессии, когда все осточертело, он с ребятами выходил в этот самый "карман", садились кругом и пели, пели, пели. Говорил, отпускало. Мой терафлю подошел к концу, а с правой стороны коридора появилась раздраженная девушка с воплями о том, что нам пора бы прекратить мешать спать людям. Мы были искренне удивлены, что в общаге кто-то спит в полночь. Но, делать нечего, он меня проводил. Мы условились на том, что как-нибудь, как будет воля случая, встретимся с бутылкой хорошего вина и снова будем петь до ночи, наслаждаясь живой игрой. Я пару раз поле этого встречала его в коридоре с девушками, мы искреннее улыбались друг другу и шли каждый по своим делам, воспроизводя в памяти в мельчайших подробностях картинку нашей ночной феерии.

четверг, 25 июля 2013 г.

Два огня

10 утра. На последние деньги купила себе масло для загара и отправилась на карьеры спасать лето без обратного билета. С собой-только бутылка воды, Шопенгауэр, полотенце и наушники. "Да как-нибудь выкручусь"-думаю. "Если что, машину поймаю, как все прошлое лето делали". И в гордом одиночестве отправилась. То было весьма судьбаносное решение. Случайное сообщение, и вот я уже жду тебя, обещавшего доставить обгоревшую на солнце к тому времени горе-путешественницу домой. И вот спасение замаячило на горизонте. Еда! Первая за пару суток. Вечер, скоротанный за проводами необычайной красоты заката и купанием в лучах солнца, отражающихся на водной глади. Вдвоем. Целый день лета. Настоящего, теплого. Карьеры и поника. И сразу так спокойно. Расслабляешься, забываешь обо всем. И вот я уже нежно обнимаю тебя сзади, сидя на мотоцикле. Я знаю тебя всего один день, но уже не могу сдержать в себе той страшной силы, с которой меня тянет тебя обнять. Все вокруг начинает сливаться в разноцветные горизонтальные линии, я медленно отпускаю руки, их подхватывает ветер. И вот, вот оно-ощущение полета. Руки, точно крылья, плывут по ветру. Я смеюсь. Я знаю тебя всего один день. Но вот мы едем домой, а я уже не хочу. Я не сдерживаюсь и хочу тебя увидеть на следующий же день. Ты забираешь меня, мы уезжаем из города. На противоположные берег Клязьмы. Настроение нам задают два последних альбома The Gaslight Anthem и сумасшедшие звезды, усыпавшие небо. Мы выпиваем. Решаем разграбить заброшенные неподалеку сараи. Выносим двери, доски и прочую нечесть. Музыка, и пьяный дебош вдвоем под звездами-что может быть лучше для июльской ночи? Я напеваю родные сердцу мотивы, я так рада этой ночи. Я так не хочу рассвета. Прошусь сесть с тобой за руль, по тому что соседнее кресло-слишком далеко. И вот, ты контролируешь процесс сзади, а я, сидя у тебя на коленях, с неистовой улыбкой кручу руль и давлю педали спереди. И вот, таким вот ансамблем, мы возвращаемся на теплый песок на берегу реки. Ты разводишь большой двухметровый костер. Я потягиваю Деласи, плавно перемещаясь на песок. И плевать, что в одежде. Поднимаю горстки песка над землей, медленно давая им возможность упасть. фонтан маленьких песчинок поблескивает на фоне красно-желтого пламени. Я ложусь прямо на песок. И так легко, так свободно. Пальцы впиваются в него, а взгляд устремляется в небо. Я тяну тебя за собой. И вот, мы уже сидим, обнявшись, и смотрим на танцующее пламя. Мы далеко от мира. Мы есть только вдвоем. Салют феерично поднимается где-то над Владимиром. Я чувствую себя так уютно в твоих сильных руках. Мы засыпаем прямо на песке. Точнее я засыпаю лежа на твоей груди и слушая стук твоего сердца. Догорает костер. Золотится рассвет. Это была одна из лучших ночей. 21 год. Заразительная, невозможно притягательная улыбка. И нотка сумасшествия, без которой никак.  Ты тоже, как и я,  любишь курить травку  в ванной. Ты тоже, как и я, мешаешь в себе любовь к року, вич-хаусу и репу.  Мы, абсолютно без всякой цели, несем полнейшую ахинею, разбавляющую серые будни. Мы смеемся. Ибо не пользоваться правом, данным единственно нашему виду- очень глупо со стороны столь многих людей, слишком серьезно относящихся к жизни.  Ах, да. Я люблю трогать кости. Кости, скрытые под тонким слоем теплой кожи человека. Твои кости. Меня приводит в неимоверное возбуждение ощущение их в своих маленьких анорексичных ручках. Так мы встречаемся , надираемся или курим. А иногда просто встречаемся. Последнее время зачастили именно такие встречи. И сидим, крепко обнявшись. Все чертово время. Ни-за-чем. По пять часов, иногда и больше, в машине. С самого первого дня я не могла насытиться объятиями. Меня тянуло. Мне тебя просто приятно. Ощущать. Руки, торс, плечи. Это неземное кинестетическое наслаждение, о котором многие из нас позабыли, стремясь начать читать книгу не с первой странички и от корки до корки, а бегло пробежав по оглавлению и  бесцеремонно пытаясь вникнуть в бурную развязку. 

-"Пойдем, напьемся?"
-"Мне сейчас совсем не до веселья, нехуй со мной делать будет"
-"А это не важно, я просто хочу тебя видеть".
-"Пойдем."

И вот наша дорожка уже вьется где-то у окраин города. Мы идем по рельсам, параллельно друг другу, разделяя на двоих этот вечер и бутылку Боски. Просто прямо. Вникуда. 

-"Ой, поезд сзади. Надо же,  как близко. А могли и не заметить."
-"Могли. "
-"А может, запрыгнем на него и свалим к чертям в Сочи? "
-"А ничего, что он идет в обратном направлении?"
-"Ничего"

Затем распиваем бутылку Вайт Хорса сидя на дереве и беседуя о незначительности  этой субботы, этого месяца, лета, нас двоих.

Ночь. И вдруг сообщение: 
-"Давай, я приеду?" 
-"Приезжай"
-"Я уже"
-"Что уже?"
-"Еду"

Твоя голливудская улыбка мило скрашивает эту ночь, провожая меня, идущую в обратном направлении в поисках тебя. Не издавая ни звука расплывается в дымке ночи. Я оборачиваюсь, и вижу ее. Тебя, облокотившегося на машину. Ты улыбаешься и куришь. Я люблю, когда так. Из машины доносятся сладкие сердцу звуки. Рок. Я таю. Забери меня уже отсюда и мы уедем. Просто никуда. И вот мы уже возим случайных людей в не менее случайные места, поддаваясь внезапным порывам альтруизма. Кружимся без дела. Мы даже ничего не пьем. Отдаемся всецело воле случая. Мы снова во власти ночи. Эти ночные встречи заставляют биться сердце сильнее. Курим на заправке. Разглядываем созвездия. Решаем выпустить книгу с рассказами о том, что творится у нас в голове. Весь этот ебаный ассоциативный ряд, вызванный вообще хуй знает чем. Я с все большим вожделением жду заката солнца теперь. А когда он случается, ты забираешь меня. Мы едем прямо. Затем ты резко останавливаешь машину, обосновывая это прекрасным видом на весь Владимир, досматривающий свои сны, из очередного места, куда нас занесло совершенно случайно. Мы выходим из машины, ты поворачиваешь крутилку "вольюм" так, что даже меня бросает в дрожь. Рок, пустынная дорога, ночь. Мы вдвоем. Можно кричать, можно делать все что угодно. Никого нет. Ничего нет. Мы ложимся прямо на теплый капот машины, остановив ее прямо на обочине, и лежим, нога на ногу, устремив взгляды на догорающие в красках рассвета звезды, и лишь редко, время от времени, прерываясь на то, что бы улыбнуться и помахать проезжающим мимо машинам, не вставая с капота. Смеемся. Мы ебанутые. Мы счастливые. У нас была всего лишь дорога, поле и машина. Но мы провели там ночь, целую, мать ее, ночь,  наполняющую каждую секунду до самого верха своим естеством. Нам не нужны люди, города, столы и кафешки. Мы не пьем кофе на встречах. Только скучным людям нужны интересные места. Нам же интересно везде. Мы сами себе интересные. Мы просто, просто есть. И нам хорошо. Нам не нужно для этого ничего. Хватит и нас двоих. Чертовы романтики 21-го века. Выглядят они, вероятно, приблизительно так. А главное. С тобой мне не хочется быть в будущем. С тобой я есть тут. Тут и только. Мы не строим постоянных планов. Мы любуемся красотой нынешнего. Мы Carpe Diem. Два огня, две силы. Адская смесь. О, кто бы знал куда нас уносят эти два потока сознания. До рекурсий, до бреда, до одури. Расхаживать туда-сюда по дороге, где время от времени стали появляться машины. Сидя на твоих плечах. Не замечая времени. Уставиться в поле. В пустынное и далекое. Смеяться так, что на утро болят скулы. А тебе на работу через пару часов.

-"Куда тебя посадить?"
- "На дорогу ложи."
- "Что, прямо там и ляжешь?"
- "А ты сомневался?"
- "Нет".

 Я падаю на дорогу, зажав тебя крепко ногами. Лежу, смотрю, как краски мерцающих огней, так на нас похожих, погрузились в траву, чернеющую на фоне чуть заметной зари. Ты улыбаешься мне сверху, сливаясь с небом. Тут каждая секунда - на вес золота. Мы стоим друг напротив друга на разделительной полосе. С обоих сторон от нас проезжают машины. Мы даже не шелохнемся. Стоим, смотрим друг на друга. О чем-то говорим. Странное, однако, место для диалога. Да и время мы выбрали. Часов около 5 утра, вроде. Неистовая юность! Ты не перестаешь меня удивлять: восторгаться зверобоем, клопами, поедающими ничем не пахнущие цветы. Находить в этом всем небывалую романтику и красоту. А я чувствую, что ты такой же вот. Я чувствую, вижу, по твоей улыбке. Она идет тебе даже больше, чем звездное небо.

-"Ну, пока"
-"Ну, до встречи".

И еще пара-тройка часов в машине следом.

Какой-то день. Не важно. Снова забрал меня ночью, изрядно подпившую, от девочек. 

-"Поедем-ка туда!"
-"Но туда нельзя. Лишение прав".
-"Похуй, поехали же, развернемся сразу!"

 Носы обдал аромат жженой резины. Таксисты повыходили из своих машин, дабы посмотреть, кто тут так лихачит. Мы проследовали за едой. Перекусили немного, взяли еще выпивки неугомонной девчонке и двинули навстречу удаче.

-"Куда сегодня?"
-"Черт его знает, заранее как всегда ничего не обдумывалось"
-"Есть идеи?"
-"Да, есть забавное местечко на примете".
-"Едем".

Маленькое отверстие в заборе - и приключения начались. Миновав забори заросли крапивы, мы увидели раскинувшееся на пару десятков метров море из массивных камней, торчащих прямо из земли. Выглядело уже внушающе. Но это было только начало. Пройдя вдоль мы оказались у подножия устращающе-величественного здания. Окна были выбиты, сквозь осколки пробивалась чернота. Та чернота была даже чернее чернеющего вокруг здания неба. Само здание обшарпанное, бело-серого цвета. Рядом большая труба, метров, наверное, 300 высотой. Красная, с покосившейся ржавой лестницей, ведущей на балкон на самой верхушке. Рядом чернели еще какие то сооружения конусообразной формы и  непонятного назначения. Изнутри самого большого здания доносились звуки. Цок-цок-цок. Признаться, мурашки пробирали и без того замерзшее тело. 

-"Пойдем, поднимемся?" 
-"Идем"

И вот мы уже шагаем по ветхой железной лестнице, местами без перил. Поднявшись на ярус выше, мы заприметили дверь. От двери, точнее, осталось только обрамление, забитое накрест досками. Мы заглянули. Изнутри доносились скрипы и, главное достоинство этого места - пустота. Давящая пустота и непрекращаемое цоканье. Как шаги неторопливого человека по шаткой рухляти, оставшейся от пола. Пробирало. Я держала тебя за руку когда было совсем страшно. Мы поднялись еще на два яруса, повторив то же самое на каждом. Вниз пролетали десятки метров пустоты, как только взгляд устремлялся за маленькую ветхую дверь. Цоканье все так же холодило и сдавливало дыхание. Мое дыхание. Так вот, дверь. Если бы ее открыть, там было бы некуда ступить. Потолки, которые служили одновременно полами - обвалились. Открываешь дверь - а перед тобой только пустота стремительно летит вниз. Дверь эта, она была на каждом ярусе. Но вид менялся с каждым подъемом. На втором ярусе сбоку открывалась манящая возможность попасть на площадку с кучей строительного мусора, и, как мне показалось, старым пыльным фортепиано. Не знаю почему так показалось. Не стоило, быть может, пить. И вот первая панорама на огни города раскинулась перед нами.

- "Дальше?"
- "А как иначе?"

Лестница дальше была уже вертикальной. Я полезла вперед. После дождя все было достаточно влажным, что бы остаться здесь навсегда. Но, только - только я заглянула туда, где начинается крыша, я позабыла обо всем проделанной пути. Полная, круглая луна освещала всю поверхность крыши точно прожектор. Здоровенные, метра в два высотой, вытяжки, усыпавшие всю крышу. Черный гудрон устилает всю поверхность под ногами. Местами растет трава. по левую руку- дерево. Мы осмотрелись. Видимо, здание было заброшено давно, раз тут такой палисадник разросся. Я села допить пиво и всмотреться в забытые мной с прошлого лета звезды. Тут они казались ближе, чем на земле.  Ты присел осматривать то, что происходит внизу, в том месте, где находились массивные механизмы непонятного мне назначения. Но взглядом нас обоих постепенно овладела картина густого тумана, возвышающегося над синим лесом длинными прерывистыми полосами, плавно переходящего в небесные раскаты ночных облаков. Небо было на земле. Выглядело непередаваемо. Сквозь туман время от времени ехали поезда. Шумя колесами, гудя. Были и товарные, и везущие людей в теплые страны. Туман и синий лес мигом оживлялись, когда длинная гусеница начинала ползти по рельсам. Медленно, плавно. Прорезая густой белый туман. А мы стояли и смотрели на все это молча с крыши заброшенного завода, в свете луны, вдвоем. Где-то лаяли собаки. Кажется, они напали на одну. Другая билась в будке, чувствуя боль первой. Мы очень долго провожали туман, освещенный луной, прочь  из синего синего леса, разбросившегося на пару-тройку километров по радиусу. Тишина. Нас двое. Но и мы даже говорили шепотом. Я посмотрела на тебя снизу, потягивая пиво. Ты улыбался мне, а фоном были звезды. Я надолго запомню эту картинку. Мы решили прогуляться. Внимание притянуло сквозное отверстие в крыше. Оттуда дул ветер. Я нагнулась и волосы воспарили на ветру. Мы прислушались к звукам внутри -вода. Вода стекала отовсюду.  Оба улыбались. Черт знает, от чего. Это были совсем не обычные улыбки. Место завораживало своей энергией. Тишиной. Неестественной тишиной и спокойствием. Я отошла, обернулась-ты курил сигарету на фоне тумана. Одинокий силуэт, подсвеченный луной сзади. 

-"А ты веришь в то, что во время полнолуния люди начинают вести себя странно?"
-" По-моему то, что мы здесь сейчас - отличное тому доказательство".

За нашими спинами сгорал город. мой любимый город. Мы подошли к самому краю, что был на углу здания. По правую руку - море из булыжников. По левую-еще одна постройка. Падать метров 250. Высоковато, ограждение смешное. Но я хочу, я хочу сесть, свесив ноги. Вниз. Смеяться, когда вокруг нас ходит смерть. Чувствовать ветер и твои руки, так бережно меня сдерживающие. Будто современный титаник. Навстречу огромным расстояниям. Да, впечатляют тут именно размеры. И двое таких, как мы. Они тоже скрашивают атмосферу своим уединенным присутствием. Я на секунду себе представила, как красиво, наверное, это выглядело с неба. Два маленьких человека, окутанных ночью.  Бегством из мира "нормальных". В свой, пышащий жизнью, мирок. На уютную крышу старого завода. Дрожать от холода и улыбаться. Пора домой.  Rise Against на всю громкость. И, лететь навстречу рассвету.

-"Did you sleep last night?"

 Как же мне не хватало этого безумного романтика-парня рядом, готового забирать меня в ночь и увозить туда, куда глядят наши обезумевшие глаза. Ехать сквозь густой туман у реки. Как в песне газлайтов: "Who came to drive you around this town. Through the mist on Mulholland..." Сруливать на встречку под 160км/ч непристегнутыми. Свет фар озаряет покорчившиеся деревья, извивающиеся берега Нерли. Просто ехать вперед. 

-"Мы сумасшедшие!"
-"Нет, это мир сумасшедший. А мы, мы нормальные."

Молчать вместе. Именно вместе. Не сидеть молча, а вместе молчать. Так можно не с каждым. А когда мы приезжаем к моему подъезду- и ты, и я знаем, чем все закончится. Снова четыре часа в машине мы с тобой сидим. Я трогаю твои кости и вдыхаю одеколон с эвкалиптовым послевкусием. Мы смеемся, наслаждаемся поделенным на двоих водительским креслом и музыкой. И не передать словами, насколько много значат для меня эти несколько часов в машине. Насколько я их жду каждый день. Насколько они лучше целых дней. Насколько я не хочу, чтобы они вообще кончались. А тебе на работу ведь завтра. Вставать в 7. На часах уже четыре. Вот, погасли фонари. На улице давно светает. А наши "пять минуточек" все тянутся и тянутся часами. Но все. Все ради этого момента. Легкое потрясывание от удовольствия. Легкое покалывание в ладонях. Моя рука под твоей футболкой, твоя рука под моей, где-то в районе спины. И нам так хорошо. Вот просто. Обнявшись. Можно говорить и делать все что угодно. Главное, не отпускай меня. Мне так хотелось еще с первого раза, когда я обняла тебя на мотоцикле. Я почувствовала что-то, и схватила сильнее. Понимаешь? 

"I still remember holding you, just out of sight of her. In the deep, dark parking lot pressed up against my car. With your hands around my neck I felt the pounding of your heart. And the summer night was giving in to the lure of Autumn's sway.
I can't seem to forget that night..."

В общем ебанутая у нас, ребята, романтика. Выходя прощаться, оставаться стоять в обнимку на пару десятков минут. Нет сил расцепить руки и уйти. Возвращаемся в теплую машину. А потом стандартные пару-тройку часов обнявшись. Просто, вот так. По тому что мне с тобой хорошо. Я трогаю нескончаемо ключицы, плечи и тазобедренные кости. Пытаюсь вдохнуть весь без остатка одеколон. Мы несем бредни. Забавляемся над этим серым миром. И хочу, что бы этот момент не кончался. Небывалое удовольствие от простых твоих рук на моей спине под теплой футболкой. Меня потрясывает порой. От того, насколько ты близко. От того, насколько я этого хочу. От того, что спустя столько времени во мне вновь проснулось это чувство, гложущее где-то в районе желудка. Заставляющее ждать того самого дня, когда ты захочешь приехать ко мне. Заставляющее меня чувствовать, когда ты захочешь это сделать. Заставляющее меня вымыть клетку хомяку и убраться в комнате. Чувство неземной эйфории лишь от того, что я с тобой знакома. За мной ухаживало очень много мужчин. Мне дарили дорогие вещи и водили в роскошные рестораны. Но. Но, ребята. Я ждала того самого, с кем мне будет хорошо в пустом поле.  Женщины, выпрашивающие шубы и туфли у своих мужчин никогда не станут счастливыми с ними, хоть оптом закупай. И лишь потому, что счастье - это люди. Нужно лишь найти тех, кого вы будете чувствовать каждой клеточкой тела. Променять это наслаждение на вещи, которые вам на самом то деле и не нужны - верх глупости. А я снова могу писать свою ерунду в блог, благодаря тебе. Почему я начала вести его? Есть две причины. Первая заключена в том, что я все записываю на случай, если вдруг умру. А вторая таится в отсутствии фотоаппарата в нужные моменты. Что-то во мне требует запечатлеть каждый выдающийся момент. Я слышала про такого же парня, который носил постоянно с собой видео камеру и снимал абсолютно все. Вот такая вот забавная патология. И учитывая то, что в моем арсенале на данный момент лишь слова - получаются эти небольшие рассказы, хранящие в себе описание того, как я видела одни из самых ярких моментов в своей жизни. 


четверг, 20 июня 2013 г.

Секунды жизни


Струит их разум чистоты сиянье, молитвы приняты, усмирены желания.''Как счастливы невест Христовы свиты, забыв о мире, миром позабыты" (с)

Снова энергетический вампир, присосавшийся к беззащитному наивному разуму. Улыбающийся, сосущий душу. Крушение всех мечт...И, спасение. Снова в человеке. Удивительно, как вовремя к нам приходят нужные люди. Люди, делающие меня абсолютным добром. Идеальным. Рушащие старые миры и утягивающие за собой в новые. Повторение судьбы. Только в виде воронки. Все по тем же критериям, но гораздо глубже. Уносит. Снова взрослый, но теперь еще заметнее, невероятно обаятельный мужчина. Снова рокер, но музыка гораздо тяжелее. Снова любитель скорости. Но еще более сумасшедший. Снова случайное стечение обстоятельств. Знакомство, вероятность которого на этот раз была еще меньше, чем стремящаяся к нулю вероятность прошлого судьбаносного знакомства. Но...оно случилось. И вот, снова белая машина, высаживая  меня у главного здания мгу рвет звуком мотора сердце, сжигая затем оставшиеся клочки пламенем, вырывающимся наружу из выхлопной трубы. Спираль набирает все более сильные обороты. Я- взрослею, расцветаю и обретаю опыт. Время становится все короче. Кали юга-самый грязный, порочный и быстрый век.  Вы появились внезапно и снесли мне крышу своей внутренней энергией. Вы появились в нужный момент, когда мне казалось, что моя душа обречена на неупокоение. И вот ваша вера, желание, сила, мощь... Вы невероятные люди. За окном снова раздаются звуки ночной смотровой, уличных гонок. Я, кажется, создана для того, чтобы чувствовать тот самый драйв. Без всяких стимуляторов. Без алкоголя, наркотиков, сигарет. Москва дала мне понять, что это все и рядом не стоит с тем, что можно получить от обычного своего состояния. Мы и не подозреваем о своем невероятном потенциале.  Чувствовать немало превышенную скорость и растворяться в звуках электрогитары. Убегать из дома в ночь. Вы естественны. Это для меня немаловажно. Находясь рядом с вами, я не чувствую себя как в театре, где разыгрывают сцены. В вас жизнь бьет изнутри, не снаружи-как у многих. Многие начитаны, многие видели кучу хороших фильмов и слышали музыки. Но все равно, в них нет главного. Это не передать словами, поэтому я молча вас ищу повсюду. Но ,видимо, мало в этм мире "таких". Таких редких людей, обладающих невероятным соитием качеств, красок в одном теле. Ваш приход сносит мне крышу и пророчит незабываемые секунды. Вы-мужчины. У вас неповторимый аромат, остатки которого я жадно глотаю перед сном после наших встреч. Вы те самые, на которых я смотрю бездонными глазами. Те самые, что говорят мне улыбаться во что бы то ни было, потому что моя улыбка прекрасна. Вы те, кто держит меня за руку, пока спидометр мотает круги на ночной магистрали. Вы...Вы...вы. Вы делаете меня живой. Наконец я ощущаю, что не я тяну за собой балласт людских спящих тел. А меня, меня возносят к самым звездам. Наши встречи всегда ночные. Я, как взволнованная золушка, позабыв обо всем, собираюсь на таинственный бал ночных огней, музыки  и виражей. Вы естественны и даже более, чем живы. Вы явно трансцендентные существа, которыми я восхищена. В вас нет страха. Но есть непоколебимая уверенность. Вы заразительно счастливы. Меня однажды научили одной важной вещи: проснуться и жить. Жить. Это не дано нам с рождения, но это спит в наших сердцах. Вы маяки. Вы, как особо ценные книги, открывающие передо мной бездну знаний и программ поведения. Дающие возможность отлучиться на пару часов от реалий. Лучи света в моем темном царстве.  Я не ваша девушка, но мое сердце вам принадлежало/принадлежит.  Мы встречаемся глубокими ночами и вы рассказываете мне то, о чем многие люди даже и не думают. Вы мужчины мечты. Других я попросту не вижу. И главное вы нежно несете меня на руках по дороге жизни, оберегая от камней и ветра. Вы не тащитесь сзади, не идете рядом. Вы именно поднимаете меня высоко над землей, заставляя забывать о том, насколько грязен реальный мир. Потому что наш с вами  мир-безупречен. Я уже много-много раз об этом писала. Но как же захватывает дух, когда ты летишь навстречу переливающимся домам нового Арбата, тебя обволакивает теплый воздух, играет дрожащими ресницами. Маленькая девочка, которая год назад и мечтать об этом не могла. Мечты сбываются... Ты высовываешь руку из окна машины, я высовываю руку. Вдвоем мы будто бы даем ей недостающие крылья и она взлетает. Мы парим над столичными огнями на большой скорости. Я увлеченно разглядываю отражения красочных домов в Москве-реке. Мы существуем уже в другом времени, нежели чем неторопливо едущие серо-черные машины. Серые от пыли, черные от грязи. Мы уже далеко. Мы видим лишь танцы огней под музыку счастья. Мне легко с такими людьми. Им, должно быть, тоже. Мы смеемся. Мы улыбками своими озаряем ночь. Мы не говорим о людях. Да, наши темы куда глубже. Мы говорим о мире. Знакомясь под веществами, мы понимаем необходимость их отсутствия в дальнейших встречах. Мы пьяны друг другом. Как ни странно, даже  первый разговор имеет схожую тематику. Мы говорим о мироздании. В первый раз нас сопровождали биология и физика, во вторую встречу-математика и информатика. Вы вдохновляете. Вы одновременно неимоверно серьезно и шутя подходите ко всем проявлениям жизни. Плохим и хорошим. Вы спокойны. Я счастлива. Вы безнаказанно нарушаете законы, но вам можно. Вы мои наставники, хранители и вместе с тем люди, дарящие истинное счастье, незабываемые эмоции, исполнители желаний , крадущие меня в ночь из дома. Я отдаюсь вам без остатка, я растворяюсь. Вас не в праве осудить. Вы неуязвимы. Мое сердце уходит в дрожащие руки от езды с вами. Эти секунды длиннее целых недель. Вы берете меня за руку-  вы крадете сердце. На тело покушаются многие обыватели и не подозревая, что сердце- ваш трофей, отданный мною добровольно. Оно бьется с огромной силой. Аккуратнее, не наберите синяков. Оно непослушно, противоречиво. Но вам оно покорно. А тело без него-пустой, лишенный смысла - мешок. Это сильнейшее удовольствие для меня, найти такого мужчину, которого бы я чувствовала готовым вынести такую нелегкую, но сладкую ношу-открытую полностью меня. Без масок, без условностей.  И я находила, подумать только! Они были рядом и верили. Иногда иронично отзывались о каких-либо моих промахах, но за это я их еще больше любила. Они мало говорили и много делали. Они были всецело со мной. Без лицемерия, я это чувствовала. А дальше все получалось у меня само. Первый направил меня по пути исполнения мечты-поступления в мгу. Второй не дает мне забывать о главном- своем здоровье. Вот живой пример того, что пирамида Маслоу не работает. Из-за более значимых для моего бестолкового мозга вещей я забывала об основополагающих. Эти люди делают меня лучше. Корректируя траекторию моего движения в этом мире. С ювелирной точностью, я бы сказала. Вот в их простоте я и нуждаюсь изо дня в день. Эта нужда идет бок о бок с пониманием, что мы точно не будем всегда вместе. Как ни странно, с этими людьми мне было лучше, чем с теми, кто обещал вечную любовь. Намного лучше. 
Я устала. Устала перечитывать наивно-глупый, но милый сердцу бред в блоге. Встречать рассвет, идя по разделительной полосе посреди пустынной дороги в пять утра. Щурясь от отражающегося от асфальта солнечного света и громкой музыки, не жалеющей барабанную перепонку. По тому что можно все. Я сама себе разрешила. Я устала. Устала  искать. В памяти или в мечтах. В настоящем. Где ты? Ты вообще есть? Я давно потеряла грань между реальностью и собственными мыслями. Мои сны вырываются наружу, ломая черепную коробку своей невозможностью и воплощаясь в утреннем кафе. Меня считают сумасшедшей, мне не верят. Но я слышала это все. Все до мельчайших подробностей. Люди за соседним столиком в точности воспроизводили один из моих дней. Я не понимала их. Они продолжали. Я не знала их имен, а они называли разновидность чая, который я пила в пятницу. Мне становилось не по себе. Естественно, это было невозможным. Но я слышала знакомый голос. Я помню это басистое удивленное восклицание. Я схожу сума? Нет, правда. Либо сходит с ума мир вокруг меня, либо схожу с ума я, внутри этого самого мира. Все проходит, все уходят. Я пишу ночами письма и отправляю их в ящик стола. Верхний ящик стола. Люди забывают, я наслаждаюсь бессонницей и новыми знакомствами. Но я помню. Всех и все по чуть-чуть. Вас-абсолютно. 

 

пятница, 26 апреля 2013 г.

На ту самую улицу, в тот самый дом.

Застенчивостью декадента
Годов нулевых звездопад
Украсил искушая землю
Где правил сумрачный разврат

Столичных эшелонов конформизма
Парады поглощают красоту
А вашу уникальность-слышно
Реликвий океан, в котором я тону

Искрится снег глаза смыкая
Чуть шепчет голос с хрипотцой
Не зря вас люди называют
Нашего поколенья Цой 

Заученные тексты льются
Непроизвольно из тех недр
Где трое сущностей дерутся
Куда никто бы не хотел

Рисуя стопками  реальность
Унося в космоса поток
Вы убиваете фатальность
И возбуждаете озноб

Спасенных заурядных судеб
Направленных в поток себя
Вам наше время не забудет
Покуда слышу голоса

На лирики живых концертах
Поющие тон в тон с душой
Сминая в кулаке билеты
Слыша тот самый,с хрипотцой

Мертвых воскресли души в танце
Реинкарнируясь подрят
Раз десять или может двадцать
Как в августовский звездопад

Порой танцуя одиноко дома
Впадаю незаметно как
В водоворта рифм сносящих кому
И лишь окончив возвращаюсь в ад

Круги которого считая
Мы доживаем до весны
И тихим криком  прорезаем
Оковы что для нас тесны

Внутри юности голос бьется
Неусмиряемый душой
Пока однажды не сорвется
В нас его струн натяг тугой

Когда умрем мы для веселья
Когда беспечность-позади
А утро ждет синдром похмелья
Не сможем как тогда  кутить

Глядя на мир как на раскраску
Вы помогаете  спасти
Штампованные лица-маски
Что ходят с падалью внутри

Продрогшим до сосудов утром
От непогоды и себя
Рисуя ирреальность смутно
Лечат о вечности слова

Импровизации костер неслышно
Сжигал вчера до тла тела
С холодных улиц поступив-застывших
Забыв про должные ненужные дела

Остановив однажды время
Вы повернули его вспять
Раз тридцать,ну а может сорок
Не было важности считать

Заставив вдруг  остановиться
Дрогнуть сильней что то внутри
А потом строчками излиться
Из бренностью проетой головы

Вы же-источник вдохновенья
Вы тот кем дышит хрупкий мир
И вместе с тем  мое спасенье
От темных уличных чернил

От разьедающих неспешно
Эстета душу тесноты
Лекарством против грусти,спешки
Являетесь пожалуй вы

Пусть строки не такие гладкие
Рождает монолог немой
Ваша наивная фанатка
Влюбленная в портрет живой

Конец подходит монологу
Среди гнетущей суеты
Я попрошу однажды снова:
Цветите на костях весны!

Барьеры руша неустанно
Стереотипов унося порок
Вы даром этим свыше данным
Пускайте внутривенно ток

Смертью причуда любованья
Романтизирует конец
С неиссякаемым желаньем
Мы не опустим рук-сердец

Та самая девочка в шапке
Что так к вам и не подошла
Сказать она хотела много
Но помешали ей слова

Причина моего знакомства с Ромой Mujuice.